NeZemnaja.
Если бы я был Бог, я бы всё время ржал. (с)
16.01.2015 в 20:14
Пишет NeZemnaja.:

Название: Твой Квон Джиён
Артер: genchou
Автор: NeZemnaja.
Фандом: Big Bang
Персонажи: Квон Джиён, Чхве Сынхён, Тэян, Ли Сынри, CL в роли Черин
Рейтинг: PG-13
Жанр: фантастика, недоаллюзия на вселенную X-Men, повседневность, драма
Описание: Джиён выбрал «красную таблетку» и попал в учебный центр для мутантов. Ему кажется, что жизнь начинает обретать смысл…
Предупреждение: несколько бранных слов, все не так, как кажется.




Небо хмурилось свинцовыми тучами. Джиёну казалось, что облака лежат у него на плечах, давят на него своим весом, и желают ему смерти. Он стоял на коленях, под тяжестью осеннего неба, на сырой земле, мокрой после дождя и думал лишь об одном: застрелят его или нет. Дуло пистолета упиралось ему в лоб, холодное и безжалостное.
Человек курил. Кончик сигареты тлел оранжевым огоньком.
Человеку было всего равно выживет Джиён или нет. В его взгляде читалось непростительное безразличие. Оно пугало и завораживало одновременно. Джиён смотрел на него, прямо в карие глаза, пытаясь разглядеть в них хоть каплю смятения. Пистолет не дрогнет. Да, точно не дрогнет.
Ветер нежно гладил волосы Джиёна. Так ласково, и не хотелось верить, что в последний раз.
— Я дам тебе выбор, — сказал человек. Не тот, что с пистолетом. Другой. Он смотрел на него поверх опущенного стекла машины.
— Синяя или красная? — Нет времени для шуток, но даже сейчас на пороге жизни и смерти, Джиён понимал, что хорошее чувство юмора никуда не спрячешь. А вот тут, на краю пропасти, шутить хотелось еще больше. Отчаянно и едко, точно в цель, как пуля пистолета.
— Если ты станешь одним из нас и будешь соблюдать наши правила, то твоя жизнь останется с тобой, а если нет, то придется расстаться, — мужчина старше, чем тот у которого пистолет, и в его глазах была жизнь и праздное любопытство. Джиён его чем-то зацепил, поймал на свой особый крючок.
— Если придется носить форму, то, чур, мне сейлор-фуку, — улыбается Джиён криво. Пистолет все еще холодит лоб, а по шее стекает капля пота, не смотря на отсутствие жары.
— Хорошо, Сынхён, ты его слышал.
Его зовут Сынхён, того парня с пистолетом. Он кивает и прячет его в кобуру под пальто. Взгляд все еще безразличный, ему плевать выжил Джиён или нет. Действительно плевать. Он холодный как лед. Да он и есть лед.
— Поздравляю, мутант, ты выбрал свою красную таблетку. Добро пожаловать на борт.
Джиён кивнул.

~*~


На борту было не весело. Хотя кругом сплошь радостные лица. Кажется, им нравилось быть мутантами, нравилось учиться управлять способностями. И ходить в так называемый учебный центр. Для особенных.
Джиён был особенным мальчиком. Действительно. Не все дети за секунду способны отрастить невероятно прочные когти. Но многие дети из тех, что были здесь, были способны и на большее. Один парень, которого звали Дэсон, мог швыряться водой, был еще один, Сынри, его способность — ветер. А еще Тэян, он растягивал свое тело до немыслимых пределов, точно как резиновый человек. И все они, как в зоопарке, по очереди приставали к Джиёну, хвастались умениями и просили продемонстрировать свои взамен для них. И он как дурак, чувствуя себя при этом недоделанным фокусником, отращивал когти, длинные, и прочные как сталь. Позволял трогать, или в качестве демонстрации царапал ими стену, штукатурка легко поддавалась, оставались глубокие борозды, как шрамы.
— Ты привыкнешь, — сказала девочка Ли Черин. У неё были светлые крашеные волосы и густо подведенные глаза. Она просто сказала это, похлопала Джиёна по плечу и не попыталась превратить в домашнюю обезьянку. Черин ему понравилась.
На уроках они проходили разное, от того, как разложить и собрать винтовку за минуту, до того как правильно одеться на званый ужин, с последним у Джиёна не было проблем. А вот с первым. Он просто не понимал зачем. Разве не их проклятые способности их сила? Зачем еще учится махать ножом и прочее?
Джиён не понимал. Не хотел и не собирался.
Когда его имя оказалось последним в списке учеников его группы, то вернувшись в комнату его ждал сюрприз.
Сюрприз был большой, около ста восьмидесяти сантиметров, это выше Джиёна почти на пол головы. Он сидел на его кровати, не на кровати Тэяна или Дэсона, а именно на его, словно знал, где Квон спит. В ногах парня стоял подарочный пакет.
— Это тебе от босса, — первые слова Сынхёна за все их недолгое знакомство. Голос его был низкий с чуть заметной хрипотцой, словно он безбожно его прокуривал каждый день двумя пачками сигарет.
Джиён нерешительно взял пакет и достал из него школьную форму. Такую носят японские школьницы или извращенцы. Темно-синюю.
— Он сказал, что если ты планируешь отлынивать от учебы, то это твоя похоронная одежда.
Квон не знал, что сказать.
— Босс не любит шутить с такими вещами. Либо ты рвешь жопу, либо ты знаешь, — сказал Сынхён продолжая сидеть на кровати. — Ты решил быть с нами.
— Значит нужно соответствовать? — Джиён повертел в руках сейлор-фуку. Он кинул её к Сынхёну на колени, тот удивленно вскинул брови. Боже, да он был живым человеком с эмоциями. Хотя очень сомнительно. Квон стянул белую футболку, и натянул форму, а потом снял джинсы и откинул их в сторону. — Не люблю соответствовать.
— Я знал, что ты проблемный.
— Ай эм а гуд бой, — Джиён поднял руки вверх, словно решил сдаться и опустился на колени.
Сынхён встал.


~*~


— Ты дурак, — сказала Ли Черин. Дэсон кивнул, Сынри пытался не расхохотаться, а Тэян просто не мог отвести взгляда от волосатых ног Джиёна, выглядывающих из-под юбки.
— Он козел, — сказал Джиён.
Вся школа гудела после того, как Сынхён заставил его пройтись в таком виде по коридорам, и лишь когда ушел, то красный как рак Джиён заперся в комнате, пока к нему не пришли ребята. Он злился, ужасно злился.
— Не связывайся с ним, — разумный совет от Дэсона.
— Да пошел он. Псих.
— Он псих, это точно. Только вот ты… — Черин посмотрела на Джиёна очень внимательно. — Правда, не связывайся с ним.
— В прошлом году, когда его приставили к новичку ранга «А», как у тебя, он ему угрожал ледяным фаллосом, если тот не возьмется за ум, — Сынри пожал плечами.
Черин цокнула:
— Этим новичком был Сынри. Правда, ранг у него не «А», а «Б», мелкие преступления.
— Ранги? — Джиён немного расслабился, злость начала отступать, оголяя чувство стыда.
— А, Б, С, Д. «Д» — мутанты, которых привели сюда до того, как они успели что-то натворить. «С» — мутанты, перепугавшие кого-либо, но чаще себя. «Б» — мутанты, которые использовали свои способности в преступных целях, ну, и «А» — мутанты -убийцы.
— Ты говоришь это слишком спокойно, — сказал Джиён и голос его прозвучал максимально ровно.
— Думаешь, ты тут единственный с рангом «А»? — Черин смотрела на него открыто и прямо. Ей, правда, не было страшно. Ни одному из них не было страшно, что он убил человека.
А вот Джиёну было.
И тому человеку, наверное, тоже было.
А, может, нет? Может, он не успел испугаться? Понять что случилось?
Хотелось бы верить.


~*~


Убийство по неосторожности. Прости, но я случайно убил тебя. Извини, да? Джиёну казалось, что все хотят, чтобы он воспринимал случившееся именно так. Человек оказался не в том месте и не в то время. Сам же Джиён думал, что лучше было бы принять пулю. В тот день, стоя на коленях, нужно было быть мужиком до конца. Но он выбрал красную. Он сбежал в чудесный фантастический мир, полный таких же монстров, как и он сам.
— Когда закончишь обучение, будешь помогать таким же, как ты, — Ян Хёнсок говорил легко, он чуток растягивал слова, будто задумывался над тем, что говорит. Но в сущности Джиён знал, что тот нихера не задумывается, он говорит так всем хреновым Нео, встречающимся на его пути. — Уберешь невинные сердца от повторения твоей истории — поможешь своему.
Босс казался Джиёну Йодой. Он говорил странные вещи, которые вроде бы имели смысл, но в то же самое время доходили до него с неким опозданием.
Помочь его сердцу? А что с ним не так, оно же бьется. Не то что у того человека.


~*~


Правда оказалось таковой, что у Сынхёна, того самого, что гонял его по школе в сейлор-фуку у самого был ранг «С», когда он только попал в школу. Подтип: испуганный мутант. Сынри сказал, что сила хлестанула из него такой мощью в торговом центре, что он заморозил весь первый этаж. Лед захватил весь холл, в том числе и людей. Никто не умер, но с обморожениями конечностей в больницу попали. Сынхёну было девять. Обычно мутации начинают проявляться в период полового созревания, когда психика особенно нестабильна. Но тут девять, даже усы расти не начали. Хотя, как оказалось, усы не росли до сих пор, что удивительно.
Джиён с подозрением пялился на нависшего над ним Сынхёна. Тот держал перед его носом лист с оценками.
— Мой метод работает.
В голосе прозвучала гордость? Кто-то был действительно доволен собой.
— Хорошо, продолжай в том же духе, и мы будем видеться как можно реже.
— Ты потрясающий, — Джиён хлопнул в ладоши. — Правда. Тогда ты собирался меня убить, прикажи босс, а сейчас ведешь себя не хуже заботливой мамаши.
— Приказ босса.
— Мм, послушный песик. Дашь лапку?
— Вряд ли, могу только насрать тебе в тапки.
Правда оказалась таковой, что Сынхён так испугался своих сил, что наморозил лед на руках, чтобы они навеки отмерзли и отпали. Его таким и нашли, на полу, с руками заключенными, как в наручники, в кубы льда. Еле спасли.
Что ж у всех свой путь.


~*~


Джиёну нравились ребята, уже нравились. Они по-своему были хорошие и воспринимали его удивительно нормально. Можно сказать, что они подружились. Даже выпивали вместе пару раз, только вот историями жизни особо не делились. Не очень-то приятная тема для разговоров. Джиёну не нравились уроки, дурацкие занятия, вернее половина из них. Теперь он мог собрать и разобрать винтовку за минуту, мог пробежать десять километров и не сдохнуть, а еще знал, какие приборы на столе для чего используются.
Все шло своим чередом.
Он даже минутами стал забывать о случившемся, о том, кто он и позволял себе расслабиться. Как-то ночью, они прокрались в комнату Сынри, разукрасили ему лицо несмывающимся маркером. А когда Сынри решил отомстить, и Джиён проснулся среди ночи, то у младшего глаза были по пятаку.
Он застыл над кроватью Джиёна, задрав высоко подбородок, потому что когти упирались ему в кадык.
В первую секунду Джиён подумал, что проткнул его. Четыре красные точки в том месте, где когти соприкоснулись с кожей. Сынри хлопал испуганными глазами, а потом дотронулся до шеи, провел рукой и Джиён расслышал вздох. Живой.
— Прости, прости, — прохрипел Сынри и попятился назад. — Не хотел тебя напугать. Прости, что так получилось.
Он выскочил из комнаты как ошпаренный.
Дэсон мирно спал и ничего не слышал. Тэян поднял голову, щуря глаза, и спросил что случилось.
— Я чуть не убил Сынри. Он меня напугал, — Джиёна трясло.
— Ладно, теперь ложись спать.
— Ладно.
Джиён не лег, он надел футболку, тапки и вышел в коридор. В коридоре было прохладно, то, что нужно. Лихорадило.
Он побрел, сам не зная куда, слонялся в темноте, пока не наткнулся на ночного сторожа, тот шикнул на него и велел возвращаться к себе в комнату. А на обратном пути Джиён увидел его.
Сынхён стоял на крыльце жилого корпуса и курил. Кончик сигареты медленно тлел. Словно почувствовав тяжелый взгляд, Сынхён обернулся, и посмотрела прямо в окно на Джиёна. Сигарета полетела на асфальт. Верный пес босса вошел внутрь и направился к нему. Решительно, словно собирался ударить или схватить за шиворот.
— Почему не спишь? — спросил он.
— Не спиться, — ответил Джиён и сглотнул.
— Иди к себе.
— Я же сказал, что не спиться, не слышал?
— А я сказал, иди к себе и ложись в кровать. Шагом марш.
— Просто дай мне сигарету, ладно?
Сынхён достал пачку и протянул ему одну сигарету и достал себе, а потом они вышли на улицу. Джиён обнял себя за плечи.
— Я только что чуть не проткнул Сынри, — сказал он, сделав затяжку.
— Это бывает, — Сынхён похлопал его по плечу.
— Не думаю, что это нормально.
— А кто здесь нормальный? — спросил Сынхён. — И что нормально в том, что вот, например… — ладонь стала наполняться льдом, который рос, пока не превратился в идеальный небольшой шар. Он вручил его Джиёну. — Он знал, какие у тебя способности и что ты еще не очень хорошо контролируешь себя. Он сглупил, выдохни, что все обошлось и забудь. Это не в последний раз, когда что-то подобное будет происходить с тобой.


~*~


Джиён всегда чувствовал себя уродом, а потом оказалось, что он мутант. Не далеко был от истины. Нет, с внешностью у него все в порядке. Но вот с внутренностями, не так уж и здорово. Возможно, если бы он обладал какой-нибудь другой способностью, то все могло бы быть по-другому. И тот парень, о котором он уже не так часто вспоминал, что все реже снился ему по ночам, являлся в кошмарах и требовал вернуть свою жизнь, возможно, он был бы жив. Да, жив, например, обладай Джиён способностью превращать все что угодно в лепестки роз. Только вот школа показала ему, что если ты мутант, то твои способности носят исключительно разрушительный характер, то нужно очень постараться, чтобы начать их использовать во благо.
Во благо плохо получалось. Все чаще они калечили друг друга. Джиён понял это, когда во время тренировки вывихнул себе плечо, потому что Сынри толкнул его своим ветром так, что очень долго потом извинялся. А Тэян однажды растянулся так, что Джиён вошел лбом в стену, после того как запнулся. Было еще всякое. Много всякого и слова Сынхёна стали казаться не такими безумными, а небо не таким свинцовым. Со временем все начало приобретать смысл, наполняться и насыщаться им.
Особенно после того, как Черин…
Не самое приятное воспоминание для Джиёна. Черин обладала способностью проходить сквозь предметы, она могла проникнуть куда угодно. Во время одного из занятий по контролю, она вначале съездила ему по печени кулаком, а потом кулаком, но уже по самой печени. Джиёна госпитализировали, благо, что на нем все заживало, как на собаке. И то выпустили через пару недель.
Что самое забавное Сынхён приходил его навещать. Он принес ему журнал для девочек, а еще пачку сигарет. Посидел немного у кровати, хорошо, что за руку не держал, а то было бы слишком странно.
— Ну, как ты?
— Нормально.
— Черин просила передать, что ей очень жаль.
— Я знаю, все в порядке.
— Я так ей и сказал.
В следующий раз Сынхён принес цветы. Сказал, что нужно разбавить больничную атмосферу.
— Ты что за мной ухаживаешь? — спросил Джиён, косо смотря на букет.
— Приказ босса, — пробубнил Сынхён. — Сказал навестить тебя и сделать что-нибудь приятное, чтобы ты не чувствовал себя одиноким.
— И ты принес мне цветы?
— Все любят цветы.
Глаза Сынхёна смеялись.
— Кстати, ты знаешь, что мог умереть? — спросил парень.
— Мне сказали.
Все начало приобретать смысл, даже собственная жизнь.
— Когда я закончу обучение, я, правда, смогу помогать таким как мы?
Сынхён сел на стул у кровати, закинув ногу на ногу, и посмотрел на него долгим немигающим взглядом. Словно сканировал. Изучал. Он облизнул губы:
— Может, кому-то и поможешь. Я не знаю, Джиён, — он впервые назвал его по имени.

~*~



Все шло своим чередом. Джиён выпустился из школы. Сынхёна он больше не видел, как и Сынри и Дэсона, только Тэяна и Черин изредка. С Тэяном он были в одной команде.
Им поручили доставить одного мутанта в центр, но они не справились. Облажались на первом же задание. Парень пустил себе пулю в висок, сказал, что не хочет быть уродом. Они даже не успели ему возразить. Второго, наученные опытом, сразу же свалили с ног, чтобы он не успел наделать глупостей, правда, тому нравилось быть не таким как все. Но это уже выяснилось позже, когда по дороге в центр, разговорились в машине. Он был без ума от мутантов, и просил продемонстрировать свои способности. Когда Джиён эффектно выпустил когти, то парень просто зашёлся в фанатском визге.
— Он под наркотой, — сказал Сынхён.
Он стоял у черного входа в центр, по обыкновению курил. На вечернем небе ни облачка.
— Привет, — откликнулся Джиён.
— Слышал, вы облажались. Первый-то ваш, — Сынхён прочертил линию указательным пальцем в воздухе поперек горла.
— Ладно, привет и пошел в жопу.
— Угу, пока. Парня только вначале в лазарет, пусть его прочистят.
Позже они сидели на кухне и пили.
Сынхён разлил соджу по стопкам:
— За моих птенчиков, которые теперь большие и самостоятельные мутанты.
Джиён скривил губы, а Тэян приложил к его лбу ладонь.
— Ты вроде не горячий, но, похоже, у тебя бред.
Сынхён с любопытством уставился на них, Джиён вопросительно приподнял брови:
— В смысле?
— С кем ты разговариваешь?
— С тобой и Сынхёном, ты перепил, друг.
Тэян сглотнул. Джиён видел, как выражение лица друга изменилось. Он посмотрел в сторону, туда, где сидел Сынхён и все еще с любопытством смотрел на него. Затем он отклонился на спинку стула и сложил руки на груди.
— Сынхёном? — переспросил Тэян.
— Угу, — Джиён указал пальцем на парня рядом.

~*~


— Когда вы увидели его впервые? — спросил человек.
— В день, когда меня забрали в центр, — он устал повторять одно и тоже, и вообще не понимал, почему его вдруг оставили в центре, зачем к нему стал ходить этот человек и расспрашивать про Сынхёна.
— Хорошо, скажите, вы узнаете этого мужчину?
Джиён посмотрел на фотографию:
— Впервые вижу.
На фото был кто-то неизвестный. С пухлыми губами и модной прической, можно сказать симпатичный. Наверное, девчонкам нравился. Только вот глаза были абсолютно холодные и совершенно безжизненные. Такому неважно в кого стрелять, да и вообще стрелять ли или бить в морду кирпичом. Холодный как лед.
— А этого?
На сей раз была фотография Сынхёна, он стоял оперевшись на кирпичную сцену и курил.
— Это Сынхён. Я устал повторять. Сынхён, который был с боссом, он привел меня в центр. А потом навещал в больнице пару раз… Можно я пойду спать, я устал и голова болит?
— Идите, — человек поджал нижнюю губу.




~*~


Сегодня мне сказали, что тебя нет. Я не поверил. Как тебя может не быть? Мне показали твою фотографию и сказали, что тебя действительно зовут Чхве Сынхён, только ты погиб больше года назад.
И тот другой парень с холодными глазами, это он привел меня в центр, а не ты.
Я не поверил.
Они смеются надо мной. Дурацкая шутка, я все ждал, когда придет Тэян и скажет, что разыграл, но он все не приходил. А знаешь, что было потом? Когда я вернулся в свою комнату, лег в кровать? Я вспомнил. Я вспомнил тебя.
Мой дорогой, Чхве Сынхён.
Я тебя вспомнил.
Вспомнил, как мы вместе курили, не там, на крыльце, а почти что в другой жизни. Когда ты понял, что мутант, когда попытался отморозить себе руки, мы сбежали с тобой из больницы. Вспомнил, так ясно, словно это было вчера.
Мы прятались. Я даже помню ту квартиру, всю мебель, и пыль на верхних полках, помню, как мы проводили вечера перед телевизором, как твоя голова лежала у меня на коленях. Я не понимаю, как мог забыть.
Я не хотел забывать…
Почему я забыл?
Врач назвал это посттравматическим расстройством, а еще говорил про галлюцинации на почве чувства вины.
Только ты знаешь, как я виноват перед тобой.
Я не хотел.
Мой дорогой Чхве Сынхён, я убил тебя.
Никто не знал, что я тоже мутант. Кто бы мог подумать…
Я думаю, я хотел. Самое страшное в том, что я хотел. Ты сказал, что пойдешь в центр, к Ян Хёнсоку, что он предложил тебе присоединиться, и ты не можешь взять меня с собой.
Ты собирался меня бросить…
Я так разозлился, что… Я не знал, что когти вырастут и проткнут твое сердце.
Я не знал, но думаю, что это случилось, потому чтобы я хотел. Хотел, чтобы ты остался со мной навсегда.
Прости меня.
Прости меня, Сынхён.
Прости за все.

P.S.
Твой Квон Джиён.



URL записи

@темы: кстати, про фикло